Кладбищенские фотоистории

Чем занять свободный день, находясь в Столице другого государства? Большинству из нас на ум придет мысль посетить местные достопримечательности, сходить в музей или прикупить сувениров на рынке. Ни одно из перечисленных мест нас так и не заинтересовало. Хотя, казалось бы, программа путешествия выполнена на 200%, впечатлений хватит на всю жизнь, и вот можно уже отдохнуть и расслабиться… но нет, «финал должен быть запоминающимся», – решили мы и отправились на кладбище.

Северное кладбище в Маниле не похоже на обычные кладбища в нашем понимании. Ведь, как правило, на кладбище люди находят вечный покой, а здесь – рождаются, живут, создают семьи, рожают детей и – да – умирают – но не факт, что именно тут обретают вожделенную тишину. Это не шутка, а реальная жизнь. Реальная жизнь людей перенаселенного мегаполиса, людей, не имеющих финансовых возможностей даже на обитание в трущобах.

В интернете крайне мало информации о том, как можно попасть на Северное кладбище и насколько там безопасно находиться белому человеку. Оно и понятно, это не то место, куда туристов привозят автобусами и где можно прогуляться с гидом, щелкая налево и направо своим фотоаппаратом. Учитывая данные обстоятельства, знакомиться с кладбищем и его обитателями мы решили налегке, оставив документы и ценные вещи в отеле.

imageВ тот день удача была на нашей стороне. В городе полным ходом шла предвыборная кампания, агитаторы которой не могли обойти стороной и жителей кладбища, имеющих право голоса. Мы не стали разбираться в нюансах и вникать в политические лозунги, а просто влились в шумную толпу с барабанами и листовками и, изображая фотокоров, миновали охрану и проникли на территорию кладбища. Барабаны, кстати, весьма помогали нам в течение всей прогулки – служили звуковым ориентиром, когда мы разбредались по «закоулкам» и заходили в гости в дома-склепы. На звук мы могли легко выйти назад, собраться и вместе продолжить путь. К тому же, нам казалось, что движение с шумной толпой исключает возможность встретиться с местными любителями поохотиться за содержимым карманов неместных фотолюбителей.

Северное кладбище Манилы сравнимо по площади с целым городским районом, по которому можно передвигаться пешком или на местном транспорте. По центральным «улицам» то и дело проезжали джипни и трициклы, на одном из которых мы, устав под конец прогулки, успели прокатиться.

image

Точное число жителей достоверно не известно, по разным данным оно составляет пять или шесть тысяч человек, живущих либо в чьих-то фамильных склепах (взамен поддерживая в них порядок), либо под самодельными навесами прямо на могильных плитах. На улицах повсеместно встречаются продуктовые ларечки, киоски. На импровизированных спортивных площадках играют дети. Взрослые проводят свободное время за игрой в бильярд на самодельных столах, либо соревнуются, запуская на скорость в сточной канаве щепки-кораблики. Со стороны, все это напоминает небольшой городок, если бы не одно но. Это – действующее кладбище, и каждый день здесь проводятся несколько десятков похорон, что, кстати, обеспечивает местным жителям работу: взрослые помогают с организацией, подростки переносят гробы.

image

Во время обеда уже за территорией кладбища мы, посмотрев собранный фотоматериал, решили вернуться обратно. Второй заход так просто не удался, и КПП мы пройти не смогли. Нас проводили в местную администрацию и после недолгих формальностей выдали гида-сопровождающего. Гид оказался совсем небесполезным попутчиком – с его помощью мы смогли попасть в места, скрытые от посторонних глаз. Правда и гулять сверх меры он нам не позволил – проголодавшись, все просился обратно в контору, чтобы поскорее отправиться на обед.

image

За половину дня, проведенного внутри «периметра» мы успели посмотреть лишь небольшую часть кладбища. Изредка нас просили не снимать, смущенно отворачивая или закрывая лица руками, но в целом к нашему визиту отнеслись спокойно, без негатива.

image

Покидали кладбище мы с двойственными чувствами. С одной стороны, вокруг – нищета, разруха и нечеловеческие условия существования. С другой, в глазах людей – никакого отчаянья. Наоборот, нам искренне улыбались, демонстрируя, что и в таких условиях можно быть счастливыми. А это как раз то, чего не хватает многим из нас – умения радоваться простым вещам!

Ответить