Сует сует

Вокруг и внутри старого города Иерусалима можно во множестве наблюдать торговцев и ремесленников. Кажется, что за тысячи лет здесь ничего не изменилось. В этом месте всегда многолюдно, так как посетителей рынка разбавляют толпы паломников и туристов, а улочки настолько узкие и извилистые, что торговлю в сердце города комфортной не назовешь. Нужно проявлять чудеса ловкости – чтобы быстро докатить тележки с товарами до места продажи – и вершины терпения и предупредительности – чтобы уберечь легкие лотки и витрины от переворачивания.

image

Рынок кажется стихийным. Здесь перемешано все – магазин одежды соседствует с лавкой восточных сладостей, ковры нависают над электроникой… Товары лежат на мостовой, закреплены на дверях павильонов, развешаны на веревках, растянутых через улочки… Рекламные вывески и указатели не слишком упорядочивают этот хаос. Зато за несколько кварталов можно определить местонахождение лавки пряностей.

image
Продавцы обуви под стенами старого города городят собственные стены из обувных коробок и иногда работают до ночи, когда основной рынок уже затихает.

Многие ведут торговлю там, где живут, хотя их жилища порой не сразу распознаются. Старый Иерусалим – стратегическое место для деловых людей, поэтому каждый квадратный метр используется с максимальной эффективностью. Удивительный факт – между стенами древних построек умудряются втискивать крышу, пол и лестницы, и получается новый «промежуточный» дом. Таким порядком была выстроена гостиница, в которой мы остановились – неприметная дверь, а за ней множество комнат и номеров, которые заполняют пространство некогда бывшее внутренним двориком.

image

В туристических центрах очень часто можно встретить сувениры кустарного производства. Например, на момент нашего путешествия были популярны вифлеемские звездочки и сцены Рождества из дерева. Поддавшись любопытству, я отбросила стеснения и зашла в мастерскую резчика по дереву, которая оказалась прямо за стеной сувенирной лавки. Это несомненная удача – пофотографировать человека за любимым делом. Мастер распиливал чурбаки на заготовки. С ног до головы обсыпанный плотным слоем деревянной пыли, он не сразу заметил мое вторжение. А заметив, принялся отряхиваться и совсем скрылся за белесым облаком…

image

А уже на улице я застала за работой сапожника. По внешнему виду станка, на котором работал молодой человек, можно было догадаться, что на этом же самом месте тем же самым ремеслом занимался его отец, а возможно и дед.

image
Еда, которая продается на улице или в открытых кафе, тоже достойна внимания. Во-первых, она наисвежайшая (запах горячего хлеба с кунжутом мгновенно будит чувство голода), во-вторых, традиционно приготовленная (чаще всего на открытом огне или углях), а, в-третьих, ею можно лакомиться, одновременно беспрепятственно изучая поведение, обычаи и быт живущих здесь людей. В таких заведениях часто трудятся дети – они помогают своим родителям поспевать за запросами проголодавшихся, легко справляясь с мобильными прессами для отжима соков из мандаринов и гранатов – дело не мудреное, но весьма прибыльное.

Ответить