Правила кошерности

В действительности ли представители израильского народа стремятся стать выше всех остальных – сказать совершенно точно нельзя: на контакт они идут не слишком охотно. Заповеди господни, однако, исполняют рьяно. Не каждый, конечно – большинство израильтян являются обычными светскими гражданами. Число так называемых ортодоксов составляет примерно полтора миллиона человек – это около двадцати пяти процентов.

image

Узнать ортодоксальных евреев среди основной массы населения не сложно – предъявляемые господом требования, в том числе, и к внешнему виду резко выделяют их на фоне остальных граждан:
Во-первых, это, конечно, пейсы – длинные прядки волос на висках – у кого-то кокетливо подкрученные, у кого-то плавно переходящие в бороду.
Шапочки-кипы – с заколочками или на липучке – для обделенных шевелюрой; талит – прямоугольное покрывало с отверстием для головы и кистями по краям;
Черные шляпы – по которым в зависимости от фасона определяют ортодокса к той или иной группе, происхождению, социальному статусу – и черные сюртуки.
При молитве надевают еще тфилин – две черные коробочки, внутри которых отрывки из Торы. Крепится тфилин с помощью кожаных ремешков – одна коробочка на бицепсе левой руки, вторая на лбу.
Всё облачение – из кошерных материалов.

image

Александр Круглов: Удержаться от фото-запечатления столь колоритных личностей сложно. В общем-то, я и не пытался. В основном, объекты моей фотоохоты мало обращали на меня внимание – погруженные в себя, они бубнили что-то под нос, изредка поднимая глаза кверху. Один поднял их несколько не вовремя и, скажем, слегка расстроился, увидев нацеленный на него объектив. Замахал на меня руками, начал что-то кричать. Я ретировался. А буквально через пять минут он меня догнал и сунул в руку какую-то бумажку. На бумажке – электронный адрес. Вот так ненавязчиво меня попросили скинуть фотки… Бумажку я, кстати, потерял…

Зато в другой раз умудрился попасть на обряд религиозного совершеннолетия одного молодого человека – для ортодоксальных мужчин это тринадцать лет (для особ противоположного пола и того меньше – двенадцать). Основное действо бар-мицвы заключается в чтении отрывка Торы под присмотром взрослых. Далее обычно следует пышная (или не очень в зависимости от уровня религиозности общины и наличествующих финансовых средств) праздничная трапеза. На которую меня, конечно же, никто не пригласил, но, в общем-то, я не сильно расстроился – у Стены Плача есть на что посмотреть. Правда, только на мужской половине. Вся женская половина (которая, к слову, гораздо меньше) стоит у заборчика и с тоскою смотрит на своих мужчин.

image
Станислав Белоглазов: Про Стену Плача стоит сказать отдельно. При подходе сюда фотопутешественнику (или просто путешественнику) предлагают надеть кипу – ее потом можно вернуть или унести в качестве сувенира. С собой на территорию Стены ни в коем случае нельзя проносить предметы неиудейского религиозного культа – вряд ли вас будут осматривать на предмет ношения нательного христианского крестика или мусульманского месяца, но икону или Новый Завет вероятнее всего, придется оставить.

image
С другой стороны, к Стене Плача может прийти человек любой национальности и вероисповедания. Написать записку с просьбой о помощи – Господу ли, Христу, Аллаху или еще кому – тоже не возбраняется. Все записки – вне зависимости от адресата – собирают и хоронят в генизе – хранилище священных текстов – на Масличной горе. Ортодоксы считают, что ни один религиозный текст не может быть уничтожен. Даже если он написан неверным.

Ответить