Водяная война

Каждый раз, читая в ЖЖ и Фейсбуке отчеты о водяных войнах, проводящихся в Тель-Авиве на площади Рабина, я давал себе обещание, что в следующем году обязательно туда тоже наведаюсь. Но постоянно что-то мешало. То машины нет, то желания, то просто забуду. А тут все сложилось. И мы поехали смотреть на самую прекрасную и, на мой взгляд, единственно возможную в современном мире, войну.

image

Уже по дороге нам стали встречаться девочки, которые, судя по легкости костюма, спешили туда же, куда и мы, и, когда мы приехали, на площади и в самом фонтане оказалось уже много народу. Подготовка шла полным ходом: кто-то разогревался, кто-то наполнял бутылки. Потихоньку даже велись боевые действия, но в основном все ждали сигнала.

image
Сначала я снимал лица издалека. Ловил улыбки прелестных израильских воительниц. И не только воительниц. И не только улыбки… Немного покрутившись на безопасном для камеры расстоянии, я, тяжело вздохнув, решил спуститься в народ. В отличие от меня, правильные фотографы и экипировались правильно – как минимум заматывали камеру пищевой пленкой.

image
Народу была уйма. В Фейсбуке свое желание прийти подтвердило более семи тысяч человек. Не знаю, сколько пришло на самом деле, но точно не меньше пары тысяч.

Воду набирали просто из бассейна. Временами, единственное, что видела камера, это были просто потоки воды в воздухе. На мой взгляд, она была грязновата, но кто-то ее даже пил: «поднявший на нас тазик, грязной водой и умоется»… И никакая кастрюлька на голове не поможет. И даже очки не спасут. Прохожим тоже иногда доставалось, но они не возмущались, а девочки – конечно, всегда девочки: ухитрялись прихорашиваться даже в такой ситуации.

image

Понравилось мне особо то, что народ с удовольствием фотографировался. Даже сами пытались влезть в кадр. Ну или просто попозировать с улыбкой. Да и вообще люди – молодцы: не стеснялись ни возраста, ни фигуры.

Оружие, кстати, совсем не обязательно было приносить с собой. Вполне можно было купить прямо на месте.

image

​Время шло, было очень жарко, да и поесть чего-нибудь захотелось. Поэтому я сделал на прощание автопортрет в очках каких-то англоязычных туристок, и мы пошли питаться. Когда часа через два шли обратно, площадь уже почти опустела. Уборщики наконец-то получили возможность немного прибраться. И лишь отработавшее свое оружие лежало на бортиках бассейна.

Ответить