Улыбательная Гана

Владимир: Гана среди этих микро-государств стоит особняком. Внешне она представляется, пожалуй, самой жирной из всех посещенных нами в эту поездку стран, что неудивительно, потому что здесь на каждом шагу сильно чувствуется присутствие Штатов, из-за чего Гана во многом выглядит как 51-й штат Америки. В городах – огромные торговые центры, широкие ровные дороги, офисные высотки и элитные жилые комплексы из стекла и бетона. На дорогах – вполне приличные автомобили. Даже деревни, состоящие, как везде в регионе, из глинобитных хижин, выглядят более зажиточными, чем, например в Буркина-Фасо. И да, огромное количество биллбордов об экономической и гуманитарной помощи США не оставляет сомнений в том, откуда взялось все это благополучие.

image

Екатерина: На самом деле, я готовилась к зрелищу большей бедности. Но, как после сказали ребята, моя первая Африка была «лайтовой» версией. Мы останавливались в приличных отелях, обедали в приличных кафе. И людей, живущих в хижинах, я видела, конечно, но сейчас, анализируя, осознаю, что воспринимала всю поездку как своеобразные фотомастер-классы. Вышел – пофоткал, вечером в отель: душ, постель – все хорошо. По приезде показывала фотографии родственникам: «Как они там живут?! – В смысле как живут? Нормально живут. Видишь, сидит, еду на костре варит, встала, пошла поспала. – А электричество?». И тут начинаешь задумываться… А правда, это же не постановочные актеры, которые пришли, в хижине посидели, на коврике поспали. Они же так живут!

imageВладимир: Если говорить конкретно о Гане, то мне она запомнилась в первую очередь ведрами помидор на продажу вдоль дорог, лежачими полицейскими через каждые полкилометра и блокпостами, которые они называют чекпойнтами, через каждые несколько километров. Ну и, как уже было сказано, ярко выраженным американским присутствием. В Гане говорят по-английски, правда, с таким ужасным акцентом, что лучше бы говорили по-французски, как все их соседи.

Екатерина: Но я, в силу того, что английским владею, а французским нет, когда мы приехали в Гану, почувствовала себя как дома. Тебя почти все понимают, ты почти всех понимаешь. Можно общаться с людьми – ведь именно в разговорах с обычными жителями ты можешь ощутить их восприятие мира, жизни… Такого точно нигде не прочтешь!

image

Владимир: Что еще в Гане бросается в глаза, кроме помидоров и чекпойнтов, так это невиданный доселе размах миссионерской деятельности. Каждое третье здание – церковь. Методисты, баптисты, сатанисты адвентисты седьмого дня. Все, кто угодно. В одну из таких церквей меня чуть ли не силой пыталась затащить черная миссионерша. Пока я вырывался, она на ходу тараторила, что ее зовут Хелен, что она хочет быть моим другом, поэтому приглашает меня в их церковь на службу хором петь аллилуйю. А также интересовалась кто я, откуда, как меня зовут и хочу ли я быть ее другом. Хелен была низенькая, квадратная и страшная, и я подумал, что ничего миссионерского у меня с ней не получится. Еле ноги унес от Хелен.

imageКроме того, аналогичные тетки с матюгальниками и в майках с надписями типа «St. Joseph Methodist Church» тусуют на всех рынках и убеждают туземцев присоединиться к ним. А на пустырях городов при помощи проектора по вечерам показывают бесплатное кино для бедных. Ясно дело, что в кино показывают Джизеса, только Джизеса и ничего, кроме Джизеса. В одну из ночей окно моего номера выходило как раз на такой пустырь. Полночи из колонок раздавался такой рев во славу Джизеса, что слышно было, наверняка, даже на противоположном конце города. Короче, я в очередной раз проклял всех, делающих бизнес на легенде о сыне еврейского плотника, независимо от конфессии.

Несмотря на достаточно большое количество на дорогах больших черных джипов американского производства и больших Тойот Land Cruiser и Sequoia, большинство местных передвигаются более характерным для Африки способом. Это когда на крышу автобуса или грузовика, в который и без того набилось народу, как сельдей в бочку, крепят всякие тюки и прочий багаж высотой с еще один автобус (я не преувеличиваю), поверх багажа затаскивают мотоциклы. Выше мотоциклов, либо с боков автобуса, снаружи, крепят велики. А сверху великов едут довольные пассажиры. Это самое лучшее место в африканском автобусе. Естественный ветер полупустыни, никакой жары, никаких кондиционеров и прекрасный обзор. Что может быть лучше?

Или вот, бывает, идешь себе по улице или гуляешь по рынку и понимаешь, что все местные жители недобро зыркают на тебя, как Тайсон перед боем. Особенно недружелюбно они выглядят из-за того, что у людей с очень темной кожей белки глаз темно-красные. Кажется, что попал в окружение вуду-зомби, которые через секунду тебя растерзают. На самом деле, никакой опасности они не представляют, и сохранить уши в целости и сохранности в путешествии по черному континенту совсем не трудно. Совет по элементарной технике безопасности выглядит проще простого. Достаточно улыбнуться, помахать рукой и сказать «Bonjour!» или «Hello!» – в зависимости от того, с какой стороны границы Ганы вы находитесь.

И вот уже в ответ все, кто есть на улице, улыбаются, машут и говорят «Bonjour!» или «Hello!». Вся улица из зыркающего Тайсона превращается в добродушных парней с белоснежными улыбками. Можно фотографировать, не опасаясь за свое здоровье и сохранность камеры. Совет «поделись улыбкою своей» из мультика про енота в странах западной Африки работает безотказно. Конечно, не вся Африка одинаково безопасна. В Найроби, например, я категорически не советую выходить из отеля с наступлением темноты. Никакие улыбки и «Hello!» там не помогут. А вот на противоположном берегу континента совет енота – единственное и достаточное условие безопасности фотосъемки.

image

Екатерина: В таких странах всегда поражаешься тому, что при своей бедноте, а порой и нищете – относительно нас, конечно, они постоянно улыбаются. У нас не дай бог улыбнуться кому-то… А там – находишь контакт с кем-то глазами, улыбаешься, и улыбаются тебе в ответ – всегда. Люди ценят жизнь. Что имеют, то и ценят. Вот у нас – и зарплата не такая, и машина, и ОСАГО надо, и КАСКО надо, и воду горячую отключили на месяц – как пережить? А сюда приезжаешь – и жить хочется. Я вот даже думала – была б возможность – переехала бы! Открыла бы гостиницу и жила где-нибудь на побережье…

Правда, и улыбка не всегда спасает! В Гане мы заезжали в деревеньки, где белых людей или вовсе никогда не видали, или не видали очень давно. Взрослые чаще всего реагируют довольно приветливо, а вот дети… Бывало, подходишь к какому-нибудь малышу – он смотрит на тебя своими глазами – огромными, черными, бездонными – ты душу продашь за эти глаза – и начинает реветь… И ты ж не объяснишь ему, что ничего плохого не хочешь!

С детьми у них вообще, очень интересные отношения: нигде я не видела, чтобы ребенок плакал – вот помимо случаев, когда поднимался рев при виде страшных белокожих людей. А так – мама везде таскает его с собой: и в магазин на мопеде, и когда полы метет, и кушать готовит – и ничего ему больше не надо. У него – мама рядом, и все хорошо!

Ответить