Будь shapshot! Всегда shapshot!!!

О пользе «моментальной» фотографии в путешествии.

Snapshot – это фотография, сделанная быстро, без подготовки. Хотя к технической стороне вопроса стоит подойти с должным вниманием и даже произвести некоторые предварительные манипуляции, с этическо-эстетической стороны подготовка не требуется, и даже так – крайне не рекомендуется. В данном случае, фотограф сначала снимает, а потом думает. Никаких предварительных рассуждений и философствований, расшаркиваний и знакомств – щелкает «навскидку», часто не глядя, доверяя только своему фотографическому чутью.

Собственно, и сам термин «snapshot» пришел в фотографию от военных и охотников – стрелков «навскидку». Большая часть туристов с «мыльницами» в руках боится невзначай обидеть местных жителей или нарваться на неприятности при попытке сфотографировать аборигенов или дикую живность.

Понятное дело, мы не пропагандируем фотосъемку «нахрапом» – не стоит грубо вторгаться в неведомую нам жизнь, но и излишне осторожничать тоже не обязательно. Все свое внимание обратите на реакцию хозяев территории: если она позитивная или нейтральная, а лучше всего «никакая», продолжайте снепшотить!

Но как только вы заметите хоть сколько-то негативные проявления – прекращайте «щелкать», опустите фотоаппарат, улыбнитесь, извинитесь и удалитесь. Или же познакомьтесь, договоритесь, оплатите и т.д. – по стандартному фототуристическому плану. Всегда помним, что никто ничего нам в их мире не должен. Даже, если мы что-то оплатили. Получится – продолжаем фотографировать. Пока не получим выверенные фотошедевры. Но очень часто, именно те, первые кадры и являются истинно ценными в travel-фотографии!

А теперь пара снепшотов из материалов номера:

Прямоходячие крокодилы и Вуду-танцоры. Что из этого страшнее для фотографа и его фотоаппарата? Ответить на этот вопрос можно только лишь после знакомства с теми и другими! Но для начала пара истин:
Первое: крокодил – всегда прав!
Второе: колдун Вуду – всегда прав!
Третье: если вам кажется, что кто-то из них не прав – выйдите из их страны и зайдите вновь, но оставив свой устав в родном монастыре. А лучше и не входите снова – со своим уставом и на родине не безопасно. Не то, что посреди Дикого Запада Африки…
Итак, для snapshot-фотографии в этой дикости используем штатный зум с диапазоном от 24 до 105 мм (для полноразмерной матрицы). Однако, как вы понимаете, таким объективом «подстрелить» дикую живность иль дикого аборигена издалека не получится, ведь очевидно, что это есть оружие ближнего боя.

Вопрос, а зачем нам, вообще, на рожон-то лезть? Чего ж нам издалека длиннофокусниками не фотографируется?

А того, что есть у длиннофокусной оптики как плюсы, так и минусы.

Разберем именно минусы:
1. Вспоминая формулу из основ фотографии «выдержка при съемке с рук не должна превышать обратного фокусного расстояния объектива» – понимаем, что длиннофокусник всегда требует в разы более коротких выдержек, а как следствие, довольно сильно задранного ISO. В любом случае, риск получить «смаз» довольно велик.

2. Ограниченность ракурсов. Даже присев или подпрыгнув, мы не сможем кардинально повлиять на изменение точки съемки длиннофокусным объективом. Снять объект на фоне неба или полностью окружить его фактурой земли, вряд ли получится. А вот широкоугольным объективом такие композиционные фокусы демонстрируются легко и быстро.

3. Большое расстояние до объекта и работа в плоскости поверхности земли позволяет другим, ненужным в кадре, объектам попадать в поле зрения, перекрывать собою главную цель, влезать на фон…Отказавшись от длиннофокусника и подходя ближе к герою кадра, мы легко устраняем помехи.

Итак, пробуем вторгнуться в дикую жизнь со штатным зумом.

Первый кадр – про прямоходящего крокодила.

imageПонятное дело, с утра до вечера дикие крокодилы на озере Базуле на задних лапах не ходят. Столь живописны они во время охоты. Для того чтобы не ждать неделю, когда ж какая неловкая пернатая живность окажется вблизи дикого хищника, мы сами предложим ему лакомство. Да, курица привязана к палке нашего проводника. Но сделано это не для фотосъемки широкоугольником, а, вообще-то, для осторожного наблюдения за рептилией издалека. Потому надо помнить, что падающая с трехметровой высоты зубастая пасть все еще мечтает ухватить какой-нибудь кусок еды… Да-да, крокодил всегда прав. В том числе в желании сожрать фотографа и его фотоаппарат. А значит, о спокойной фотосъемке с возможностью выстроить кадр, глядя в видоискатель, речь и не идет. Только snapshot.

 

Как обычно, для съемки не глядя, с земли:
1. самый широкий угол (24 мм)
2. ручная фокусировка (примерно 2-3 метра)
3. прикрытая диафрагма (f/8)
4. немножко «плюсануть» – то есть ввести экспокоррекцию в режиме приоритета диафрагмы.

Делаем серию кадров в момент прыжка хищника и (важно!) скорее отскакиваем в сторону, пока он падает на землю. Вполне возможно, у нас получится кадр прямоходящего крокодила на фоне неба!

Кадр второй – танцор вуду, пожирающий ящерицу.
image
В этой деревне нам было страшнее, чем в метре от дикого крокодила. Ритмы барабанов, вечерний сумрак, какое-то странное действо под навесом… Не останавливаясь, прохожу под ним сквозь толпу зрителей, на ходу поднимаю ISO до 3200, понимая, что съемка будет почти в полной темноте…

Зрители, они же участники, танцор вуду и его свита заняты своими делами и не очень-то реагируют на белого человека с фотоаппаратом – удается сделать несколько кадров.

Через несколько секунд появляются неидеально трезвые мужики, которые утаскивают меня к старейшине на переговоры о праве на фотосъемку. Там уже обсуждается и стоимость, и время, и прочие аспекты политической и экономической обстановки в деревне… Время уходит, но сколько-то кадров уже в фотоаппарате.

Внимание! Не пытайтесь все это повторить самостоятельно!

Ответить